Политика Культура Общество Экономика Война Наука О нас

"Когда холодно в доме твоём"

5 сентября 2013 4

Бывший госсекретарь и один из наиболее известных политических стратегов США Генри Киссинджер еще совсем недавно, несмотря на почтенный возраст (в мае 2013 года ему исполнилось 90 лет), возглавлял список 100 ведущих интеллектуалов мира.
Некоторое время назад Г.Киссинджер поделился своим видением ситуации в мире и, в том числе, на Ближнем Востоке. Беседа складывалась настолько откровенно и вызывающе, что на каком-то этапе встревоженные помощники политического гуру не выдержали и жестко попросили журналиста покинуть помещение.
"Соединённые Штаты заманивают Китай и Россию, и последним гвоздём в крышку гроба станет Иран, который, разумеется, является главной целью Израиля. Мы позволили Китаю нарастить военную мощь, а России — оправиться от советизации, дать им ложное чувство удали — в целом это ускорит их крах. Мы похожи на снайпера, подбивающего новичка выбрать оружие, и когда тот только пытается предпринять что-либо, получается пиф-паф. Грядущая война будет столь суровой, что одержать победу сможет только сверхдержава, и это мы, ребята. Вот почему ЕС так спешит преобразоваться в полноценное супергосударство, поскольку они знают о том, что грядёт, и, чтобы выжить, Европа должна будет стать единым сплочённым государством…"
"Мы сказали военным, что нам придётся захватить семь ближневосточных стран и завладеть их ресурсами, и они почти завершили выполнение этой задачи. Все знают, какого я мнения о военных, но, вынужден заметить, в этот раз они исполняли приказы с чрезмерным усердием. Остаётся только последняя ступенька, Иран, — он полностью изменит баланс. Как долго смогут Китай и Россия стоять в стороне и смотреть за тем, как Америка проводит зачистку? Мы растормошим и русского медведя, и китайский серп и молот, и вот тогда в дело должен будет вступить Израиль. Ему придется биться со всей своей мощью, чтобы уничтожить как можно больше арабов. Если всё пойдет хорошо, половина Ближнего Востока станет израильской…"
"За последнее десятилетие нашу молодёжь мы хорошо натаскали на компьютерных играх-боевиках. Интересно было посмотреть на новую игру "Call of Duty Modern Warfare-3" ("Зов долга: современная война-3"). Она полностью отражает то, что произойдёт в ближайшем будущем. Наша молодёжь готова, потому что их запрограммировали быть хорошими солдатами. И когда им прикажут выйти и сражаться с чокнутыми китаёзами и русскими, они подчинятся приказу…"
"Мы построим новый мировой порядок; останется лишь одна супердержава, и она будет мировым правительством. Не забывайте, у Соединённых Штатов лучшее оружие, у нас есть такие штуки, которых больше нет ни у одного государства, и мы познакомим мир с этим оружием, когда наступит время…"
Именно в этот момент интервью неожиданно было прервано. Помощники Киссинджера поспешили выпроводить журналиста за дверь.

"Он исходит из реальной обстановки…"

Старческий маразм? Не скажите. Эта внезапная откровенность прорвала Киссинджера в конце 2011 года, а через несколько месяцев в Москве, 4 марта 2012 года он встречался с В.Путиным. Разговор продолжался несколько часов. А вот что совсем недавно сказал о Киссинджере Евгений Примаков: "Я его (Киссинджера) считаю выдающимся политиком. Может быть, таких всего несколько было, особенно в ХХ веке…Прежде всего, мне кажется, что он все время исходит из реальной обстановки". Так что по поводу маразма забудьте.
Тем не менее, некоторые эксперты, считая, что Киссинджер в принципе не мог высказываться так откровенно, говорят о подложности этого текста. Но, во-первых, ни бывший госсекретарь, ни его окружение ни разу не опровергли наличие такого записанного интервью. Во-вторых, ниже я покажу, что на самом деле ничего особо сенсационного Киссинджер и не сказал.
Не секрет, что американская элита готовится к большой глобальной войне. Высший истеблишмент США един по поводу необходимости такой войны, где решающую роль должно сыграть высокоточное оружие шестого технологического уклада.
Вопросы и противоречия возникают по поводу того, когда именно начать такую войну. Одна часть американской элиты — военно-разведывательное сообщество — исходит из того, что Соединенным Штатам необходимы 5-7 лет, чтобы наилучшим образом подготовиться к этому решающему столкновению. Другие же, взгляды которых выражает Г.Киссинджер, утверждают, что Америка к такой войне уже готова: и экономически, и идеологически, и технологически.
Эти противоречия проявляются и на личностном уровне. Главным стратегом интересов военно-разведывательного сообщества по-прежнему является Збигнев Бжезинский, которому тоже уже 85 лет. Оба, и Бжезинский, и Киссинджер, мягко говоря, не симпатизируют друг другу.
В этом интервью Киссинджер с большой симпатией говорит об Израиле и о его неизбежной войне с Ираном. Но несколькими месяцами ранее Зб.Бжезинский в интервью "The Daily Beast" сказал, что Израиль пытается втянуть США в войну с Ираном. Далее он заявил, что "если все же израильские бомбардировщики направятся к целям на территории Ирана, то, возможно, нашим (то есть американским) истребителям в Ираке придется подняться в воздух, чтобы их перехватить".
В августе 2013 года тот же Бжезинский выступает против военной операции в Сирии. Тем самым солидаризируясь с Мартином Демпси, председателем Объединенного комитета начальников штабов, который в письме к конгрессмену Элиоту Энгейлу 24 августа написал, что администрация Барака Обамы выступает против даже ограниченной военной интервенции в Сирии.
Киссинджер говорит как о само собой разумеющемся альянсе России и Китая, противостоящем американским глобальным амбициям. А между тем, за последние десять-пятнадцать лет сам Киссинджер потратил много усилий именно на то, чтобы такой альянс не состоялся. В контактах с Путиным он говорил о растущей китайской мощи, "которая иногда вводит в ступор даже Пентагон". Разговаривая с китайскими товарищами, Киссинджер тонко намекал на ненадежность русских.
Осенью 2011 года ВВП объявил о том, что будет вновь баллотироваться в президенты РФ. И первый визит после этого он совершил именно в КНР. Во время этой поездки, несмотря на объективно существующие российско-китайские противоречия, фактически были заложены основы реального военно-политического взаимопонимания между Москвой и Пекином.

Семь мишеней

Киссинджер упоминает семь государств на Ближнем Востоке, ресурсы которых должны контролировать США в преддверии глобальной войны. Судя по всему, это Саудовская Аравия, Кувейт, ОАЭ, Ирак, Ливия, Сирия, Иран.
Еще в 80-е годы одной из конкретизаций такой стратегии стал план, разработанный Одедом Яноном, — одним из ведущих аналитиков военной разведки Израиля. Его суть заключалась в том, чтобы, раздробив соседей Израиля, превратить их в мини-государства, прямо или косвенно управляемые сионистским государством. Эта программа постепенно реализуется: Ливан, Ирак, Судан, Ливия, Сирия или уже распались или находятся в состоянии распада.
Уэсли Кларк, бывший командующий вооруженными силами НАТО в Европе, упоминал о докладе Clean Break, который подготовил в 2000 году один из видных неоконовцев и будущий замминистра обороны США Ричард Перл. В документе ставилась задача демонтажа семи стран: Ирака, Сирии, Ливана, Ливии, Сомали, Судана и Ирана.
Ремарка Киссинджера по поводу "семерки государств" может пролить свет и на странные обстоятельства "ливийской войны".
В середине февраля 2011 года министр обороны Роберт Гейтс, который должен был уйти через несколько месяцев в отставку, выступая в сенатской комиссии по иностранным делам, сказал буквально следующее: "Если какой-либо новый министр обороны США прикажет направить американские войска в мусульманскую страну, то его надо будет срочно направить на психиатрическое обследование". И вдруг, буквально через две недели, Вашингтон дал добро на прямое военное вмешательство в Ливию. И это при том, что Каддафи, после 11 сентября 2001 года, де-факто превратился в союзника западных стран, а ливийские спецслужбы работали в тесном контакте со спецслужбами США, Великобритании и Франции.
Зачем тогда надо было зверским образом убивать Муаммара Каддафи? Киссинджер отвечает достаточно прозрачно: есть долгосрочная стратегическая программа, и вне зависимости от слов Гейтса или поведения Каддафи, она должна выполняться.

Фигуры уже расставлены

Западные СМИ буквально за несколько часов сделали главной мировой новостью то, что якобы в пригороде Дамаска, Гуте, правительственные войска 21 августа 2013 года использовали зарин против мирного населения, в результате чего пострадало несколько тысяч и погибло несколько сотен человек.
Ровно за год до этого, 21 августа 2012 года, Барак Обама публично заявил, что использование Дамаском химического оружия станет "красной чертой", за которой Вашингтон оставляет за собой право использовать вооруженную силу против официальных властей Сирии.
Такое точное совпадение по датам стало своего рода "последним предупреждением"…но кому?
…Наиболее активно в последние месяцы использовали тезис "Асад использует химическое оружие против своего населения" Саудовская Аравия и Израиль. Правящие круги сионистского государства и саудовского королевства имеют тесные связи с той частью американской элиты, которая группируется вокруг Республиканской партии. Нетаньяху открыто поддержал на президентских выборах в прошлом году Митта Ромни. Отношения между Эр-Риядом и Демократической партией США за последние сорок лет напоминали состояние то ли холодного мира, то ли холодной войны. Ну, и не забывайте: именно сионистское и саудовское лобби являются наиболее влиятельными внешними игроками в теневых коридорах власти в Вашингтоне.
В начале апреля саудовский король Абдаллах направил письменный мессидж Бараку Обаме: если Сирия и Иран выйдут из нынешнего противостояния целыми и невредимыми, то политическое доверие к Вашингтону на Ближнем Востоке будет окончательно подорвано. Это послание стало своего рода ультиматумом администрации Обамы, причем ультиматумом даже не Эр-Рияда. Без скрытой, мощной поддержки в высшем американском истеблишменте саудиты никогда не решились бы на такую дерзость.
Где-то в феврале-марте нынешнего года окончательно оформилась очень большая политическая коалиция, которая консолидировала самые разнородные силы. Среди них и известные республиканцы, типа сенатора Маккейна, большая часть руководства произраильского лобби, лидеры протестантских сионистов, влиятельные неоконы, другие политические группировки, которые тусовались вокруг бывшей администрации Буша-младшего, представители американских кругов, которые в силу разных причин поддерживали тесные интимные финансовые отношения с Саудовской Аравией и другими богатыми странами Залива, плюс определенные силы американского ВПК. Только объединившись, такая коалиция могла бросить вызов ядру американской элиты — военно-разведывательному сообществу (ВРС).
Именно ВРС выдвинуло в 2008 году в американские президенты Барака Обаму, который, однако, ухитрился за последние два года сделать несколько крупных ошибок в своих взаимоотношениях с этим сообществом.
Итак, мизансцена "кто кого?" сформировалась следующим образом. С одной стороны — ВРС. Его лидеры исходят, во-первых, из того, что необходима предельная осторожность на ББВ, поскольку даже один не просчитанный шаг может втянуть США в неуправляемую, катастрофическую силовую эскалацию. Во-вторых, они считают, что долгосрочным интересам безопасности США в наибольшей степени угрожает усиливающийся Китай.
С другой стороны — временно объединившаяся (в особую сетевую структуру) часть остального американского истеблишмента. Самый опасный поворот в развитии ситуации для этой коалиции— начало прямого и успешного переговорного процесса между США, с одной стороны, и ИРИ, России и Китая, с другой, формирование нового баланса сил в регионе.
Поэтому — в нынешнем сирийском кризисе у этой коалиции три основные задачи: не допустить политического урегулирования по Сирии; не дать возможности начать переговоры между Тегераном и Вашингтоном; максимально дискредитировать Обаму и его администрацию.
Руководство ВРС уже несколько лет выступало за начало нового раунда политического диалога с ИРИ, исходя из того, что новую региональную систему безопасности на ББВ без участия Ирана выстроить невозможно. После избрания президентом ИРИ Х.Рухани такое взаимодействие становилось более чем вероятным. Понятно, что в этом случае значимость Израиля и Саудовской Аравии для США стала бы уменьшаться.
Самая изощренная форма политической ловушки — когда лидер попадает в тщательно сконструированную ситуацию "цугцванга". В этом случае любое решение только ухудшает его же положение. Если Обаму все же подтолкнут на военное решение в Сирии, то капкан захлопнется — начнется военная эскалация, которая сразу же перестанет зависеть от Вашингтона.
Средневековые самураи учили: "В войне всегда готовьтесь к наихудшему варианту!" Так вот, в данной ситуации самый плохой сценарий может выглядеть таким образом. Американцы начинают "ограниченную военную акцию" против Сирии. В ответ на военное нападение на своего союзника Тегеран перекрывает Ормузский пролив — цены на нефть взлетают до 200 долларов за баррель. Западная экономика начинает трещать. Одновременно следуют массированные ракетные атаки на американские военные базы и военные позиции на территории Саудовской Аравии, Кувейта, Катара, Турции и ОАЭ. Ракеты обрушиваются на территорию Израиля со стороны Ливана. В ответ Вашингтон и Израиль начинают бомбардировки иранской территории, вплоть до использования специального оружия. Тегеран объявляет о наличии у него нескольких ядерных зарядов и о форсировании военной ядерной программы. Россия и Китай совместно требуют прекращения "военной агрессии". Вашингтон отвергает это требование и угрожает превентивными военными мерами всем, несогласным с его политикой. Глобальная война становится неизбежной.
С другой стороны, если Обама откажется от силового решения по Сирии, то против него начнется прямая психологическая война — с обвинениями в политической слабости, преступных уступках врагам, сдаче друзей на Ближнем Востоке и т.д., и т.п. Появятся требования импичмента Обамы, сначала вроде бы случайные, а затем они станут все более настойчивыми.

Бандар Буш

Большие стратегические проекты практически всегда несут в себе некое персональное личностное обрамление. Мотором именно этого стратегического проекта стал принц Бандар бин Султан ас-Сауд, который возглавляет Совет национальной безопасности и разведслужбу Саудовской Аравии. Но, конечно, без некоторых американских випов такую задачу он один потянуть не смог бы.
Принц Бандар более двадцати лет пребывал послом Саудовской Аравии в США. За счет неограниченных финансовых ресурсов и личного обаяния он стал "своим" в большинстве наиболее влиятельных американских кланов, особенно близких к Республиканской партии. Получил прозвище Бандар Буш за особую близость к семейству Бушей. Бывший американский президент Джордж Буш-старший в свое время публично назвал принца Бандара "своим сыном".
Именно саудовские спецслужбы с начала 2013 года одним из основных направлений своей подрывной деятельности сделали работу по обвинению режима Башара Асада в использовании химического оружия. При этом случались и крупные проколы. Например, в феврале месяце нынешнего года в турецкой провинции Хатай была задержана группа "повстанцев", курируемых структурами Бандара, которые переправляли в Сирию крупную партию зарина.
В июне-июле началась первая фаза операции — был свергнут египетский президент Мурси. Так саудовцы нанесли удар по "братьям-мусульманам" — своим главным в регионе политическим и идеологическим оппонентам. Израиль тут же подхватил эстафету, начав во всем мире мощную лоббистскую кампанию в поддержку египетской военной хунты. Одновременно начались массовые волнения в Турции — жесткое предупреждение и Эрдогану и тем высокопоставленным политикам в США, которые его поддерживают. Досрочно ушел в отставку катарский эмир, который "яро не любил саудовцев и пользовался в этой нелюбви взаимностью". После ослабления ихванов, турков и катарцев основные козыри во внутрисирийском конфликте оказались в руках у принца Бандара.
В этот же период Бандар бин Султан принимает в Эр-Рияде группу влиятельных (и прикормленных) американских сенаторов, где в закрытой форме обсуждается ситуация в Сирии и положение вокруг Ирана. К нему на рандеву приезжает Роберт Джон Сойерс, директор британской МИ-6. Бандар активно встречается с руководителями проамериканского пула арабских государств на Ближнем Востоке.
В июле руководитель саудовской разведки объезжает ряд европейских стран, а в конце этого месяца приезжает в Москву, чтобы встретиться с ВВП. Причем визит в Москву был окрашен в предельно секретные тона.
Бандар бин Султан обещает российскому президенту закупить на 15 миллиардов долларов российских вооружений, заключить секретное соглашение о совместном управлении мировым нефтяным рынком, ликвидировать конкуренцию российскому газу в Европе, спасти сочинскую Олимпиаду от террористов. Помните бессмертные слова классика: "И тут Остапа понесло!"? Имелся в виду Остап Бендер.
В ответ саудовский Бандар потребовал у Путина одного — Россия должна отказаться от поддержки Сирии. На каком-то этапе принц даже начал угрожать или пугать: если Россия откажется от саудовского предложения, то "военного выбора избежать не удастся".
Иначе говоря, Москву грубо хотели купить за 30 сребренников. Конечно, Бандар получил очень жесткую, на грани фола, отповедь со стороны российского лидера.
Но вот что странно: сам Бандар бин Султан после встречи отнюдь не был расстроен и находился в прекрасном расположении духа.
Если саудовский король Абдаллах хотел о чем-то договориться с В.Путиным, почему в Москву полетел именно Бандар? Почему, например, король не направил своего сына, руководителя Национальной гвардии, гораздо более умеренного принца Мутейиба?
А вот здесь как раз и кроются восточные хитрости. Бандар прекрасно знал, что отношения между Путиным и Обамой не только не складываются, но даже заметно ухудшаются. И весь этот разговор 31 июля в такой наглой форме должен был продемонстрировать ВВП, что Бандар говорит и от имени американских официальных кругов. Более того, саудовец это и не скрывал. Бандар заявил Путину, что любое достигнутое соглашение будет поддержано Вашингтоном. То есть одна из особых задач саудовского принца заключалась в попытке еще больше обострить отношения между лидерами США и РФ.

Следующая фаза почти проваленной операции

Итак, стратегическая провокация началась 21 августа. Однако невнятные видеоизображения последствий применения химического оружия в Гуте, как писала английская газета "Дейли мейл", было трудно или вообще невозможно проверить. Но тут вновь вовремя на сцене появились израильтяне. Оказалось, что подразделение военной разведки 8200 предоставило данные "о химической атаке режима Асада против мирного населения". В чем заключались эти "факты", до сих пор никто не знает. Но представитель военной разведки Израиля Авив Кошави специально объездил Европу и США, чтобы поделиться "ценной информацией".
Сразу надо отметить, что Башар Асад не мог использовать химическое оружие против своего населения, по крайней мере, по пяти причинам.
Во-первых, это, рано или поздно, могло весьма существенно повлиять на сокращение социальной базы поддержки режима. Во-вторых, Сирия создавала свой запас химического оружия (при поддержке Советского Союза) как противовес израильскому ядерному потенциалу. Использование же этого оружия в гражданской войне существенно обесценивает стратегический сдерживающий эффект. В-третьих, за последние несколько месяцев сирийская армия добилась существенного изменения в свою пользу ситуации на различных фронтах без всякого химического оружия. В-четвертых, использование Дамаском химического оружия против собственного населения неминуемо привело бы к ухудшению отношений с Москвой и Пекином. Ведь и Россия, и КНР имеют обязательства как великие державы за глобальную безопасность, в том числе и за выполнение Конвенции 1992 года о запрещении применения химического оружия. Наконец, в-пятых, вряд ли режим Асада решился бы на такую явную глупость накануне заранее согласованного приезда инспекторов ООН в страну.
Несмотря на то, что 61% американцев выступили против военной акции в Сирии, в Восточном Средиземноморье началась концентрация американских военных сил. В Аммане 25 августа прошло заседание начальников генштабов десяти стран, вооруженные силы которых на тот момент изъявили желание принять участие в интервенции против Сирии.
Пик напряженности пришелся на ночь с 29 на 30 августа, когда по всему миру была распространена информация, что ракетная атака США по Сирии начнется именно в это время. Но затем, несмотря на продолжение суровых словесных угроз со стороны США, ситуация стала понемногу разряжаться. Против проведения военной операции выступили 12 стран НАТО. Палата общин проголосовала против участия Британии в войне против Сирии. В Германии вопрос о военной операции не был даже вынесен на парламентские слушания. Против военной авантюры выступил ЕС.
Руководство нынешней администрация США начало постепенно осознавать, что т.н. "химическая атака" на самом деле — тщательно продуманная провокация, в том числе и против самого нынешнего хозяина Белого дома. Чтобы выиграть время, Белый дом обратился в Конгресс (который соберется только 9 сентября), чтобы получить юридическое разрешение на проведение военной акции против Дамаска. С этим же фактором — оттяжка времени — связано то, что эксперты ООН, вернувшиеся из Дамаска, в течение, по крайней мере, двух недель будут готовить окончательный доклад для СБ.
Наметившаяся разрядка ситуации вокруг Сирии связана и с тем, что с самого начала Москва и Пекин заняли жесткую позицию в Совете Безопасности ООН. Одновременно В.Путин, как главнокомандующий, отдал приказ об укреплении российской военно-морской группировки в Восточном Средиземноморье. А находясь на российском Дальнем Востоке, он заявил, что именно провокация стала причиной обострения ситуации в Сирии.
Одновременно специальные представители команды Обамы по конфиденциальным каналам пытались выяснить и спрогнозировать реакцию Ирана на возможный "ограниченный американский удар по Сирии". Например, совершенно неожиданно султан Омана Кабус бин Саид посетил Тегеран, где встретился с духовным лидером Ирана Али Хаменеи. Рахбар жестко предупредил американцев, что военная акция против Сирии практически сразу же приведет к серьезной общерегиональной дестабилизации.
В краткосрочный период здесь, на Ближнем Востоке, наиболее возможна реализация одного из двух сценариев.
Первый вариант — в какой-то степени повторение т.н. "Ормузского кризиса" декабря 2011 года. Там тоже были многочисленные угрозы, политическая истерика на грани паранойи, движения флотов и т.д. Но удар по Ирану так и не состоялся, войны удалось избежать.
Второй, менее оптимистический сценарий, заключается в том, что в ближайшие 7-10 дней может случиться гораздо более масштабная провокация с целью форсированного вовлечения Соединенных Штатов в военный конфликт на Ближнем Востоке. Причем такая провокация может произойти не только в Сирии, но и, например, на турецко-сирийской границе, или направлена на какую-либо американскую базу (например, в ОАЭ).
В любом случае, как проговорился Киссинджер, в стратегическом сценарии именно Сирия и Иран остаются главными мишенями для тех, кто стремится ускорить приближение глобальной войны.

***
Когда холодно в доме твоём,
Когда виноградник твой тощ,
Знай, что слаще, чем шёпот любви,
Тихий шелест фисташковых рощ.

Поделиться:
Loading...
комментарии работают с помощью Disqus