Сообщество «Посольский приказ» 00:03 9 ноября 2023

Воительница

Фактор Сары Вагенкнехт

Недавно в западном мире произошло событие, о котором в СМИ было упомянуто лишь вскользь. Однако может так случиться, что оно будет иметь ключевой стержнеобразующий характер в европейской и мировой политической истории. Одна из самых популярных политиков Германии депутат Бундестага Сара Вагенкнехт заявила об образовании нового движения. Этот, не побоюсь такого слова, грандиозный проект уже готовы поддержать, по разным замерам, от 24 до 27% жителей ФРГ.

Сара Вагенкнехт официально объявила о том, что покидает Левую партию и начинает создавать общенациональное движение — BSW ("Альянс Сары Вагенкнехт"). Эта аббревиатура — сугубо временное название, необходимое в организационных целях, перед непосредственным формированием партии. Председателем новой политической силы станет бывшая глава фракции левых в Бундестаге Амира Мохаммед Али, перешедшая под крыло Сары вместе с ещё девятью германскими парламентариями.

Вагенкнехт официально ещё не представляла основные направления программы будущей партии, но, по словам одного из главных руководителей и идеологов Die Linke Грегора Гизи, она собирается "смешать социальную политику левых и миграционную политику правых". О том, насколько то, что собирается сделать Сара, является "миксом", а насколько абсолютно самостоятельным политическим течением, мы поговорим ниже, а то, что господин Гизи "сдал" все принципы некогда унаследованной им СЕПГ Эриха Хонеккера и прогнулся, как и все остальные немецкие партии, под хозяев из Вашингтона, — в этом нет никаких сомнений, и сей факт, собственно, демонстрируется неуклонно от выборов к выборам снижающимися рейтингами "Левых", которые уже самостоятельно не преодолевают пятипроцентный барьер, а их потенциальные голоса, например, забирает та же "Альтернатива для Германии".

А вот по данным последнего опроса ARD-Deutschlandtrend, проголосовать за новую партию под руководством Сары готовы 27% жителей ФРГ. Наибольшую поддержку она имеет в восточных регионах Германии.

Немецкий журналист, историк, бывший советник правительства ФРГ Александр Рар месяц назад писал, что "ранее Сара Вагенкнехт поднялась на третье место в рейтинге немецких политиков. Прежде в аналогичных исследованиях она занимала лишь седьмую позицию. Популярнее неё на тот момент были лишь министр обороны страны Борис Писториус, а также глава правительства Баварии и лидер ХСС Маркус Зёдер. По данным СМИ, в последнее время у Вагенкнехт возникали серьёзные разногласия с руководством Левой партии. В частности, в феврале парламентарий организовывала акцию в поддержку дипломатического урегулирования конфликта на Украине. В мероприятии участвовали сторонники "Альтернативы для Германии" (АдГ). По информации Deutsche Welle*, противоречия также возникали на почве отношения депутата к миграции и COVID".

Вполне либеральный, но весьма профессионально эрудированный профессор политологии Университета Касселя Вольфганг Шрёдер рассказал в интервью "Радио Свобода"*, что "половина граждан, которые скептически относятся к поддержке Украины, именно по этой причине не видят смысла в санкциях. Они считают, что Россия испытывает экономический подъём, а Германия находится в стадии промышленного кризиса, не имея доступа к определённым ресурсам. Сара Вагенкнехт переворачивает этот тезис и говорит, что правительство ФРГ ведёт борьбу против собственного населения. Тем самым она использует аргументацию АдГ".

Профессор Шрёдер указывает на то, что Вагенкнехт апеллирует к тем слоям, которые имеют низкие и средние доходы, как бы намекая на популизм Сары. Интересно, а к кому обращается большинство политиков — к олигархату, что ли? Сара, жалуется профессор, считает, что необходимо иметь более сильную социальную защиту, которую может обеспечить только сильное государство. Среди её предварительных программных положений, например, снижение налогов для малоимущих и повышение для богатых, двукратное увеличение минимальной оплаты труда. Вагенкнехт предлагает ограничить влияние рынка и усилить государственное регулирование. Она подчёркивает, что Германии нужна не европейская и международная, а прежде всего внутринациональная ориентация. Отсюда — тема борьбы с миграцией. Странно, удивляются либералы, Сара — наполовину иранка, должна выступать за этническое равенство и социальный пакет для иммигрантов, а она повторяет и даже усиливает мантры "Альтернативы для Германии". А при этом, с другой стороны, "у неё сильно отторжение таких "космополитических" идей, как гендерное равноправие, экологизм и интернационализм. Они, по мнению Вагенкнехт, ослабляют сплочённость общества".

При этом Вагенкнехт опубликовала предварительный пятистраничный ознакомительный план работы новой партии, который, несомненно, по аналогии с похожей публикацией Карла Маркса, называется "Манифест основания партии". Неожиданно для многих она подвергла резкой критике именно те аспекты внутренней жизни Германии, которые казались незыблемыми и одними из лучших в мире: "…неразвитая инфраструктура, технологическая отсталость, плохое образование, запущенное здравоохранение, отсутствие жилья и социальных лифтов, детская бедность, низкие пенсии". Одним из главных внешнеполитических выводов Сары является коренное изменение политики в отношении России: "Как сильная в экспортном отношении и бедная ресурсами страна, Германия нуждается во внешней политике, основанной на стабильных отношениях со многими партнёрами вместо образования новых блоков и бесконечных санкций, политике, гарантирующей снабжение ресурсами и дешёвой энергией". В манифесте также ярко просматривается антиамериканская направленность документа: Вагенкнехт решительно выступает "против заокеанских концернов", которые нагло "диктуют свои условия другим участникам рынка, разрушают соревновательность и демократию".

Вольфганг Шрёдер подчёркивает, что для того, чтобы "построить мосты между правыми и левыми, консерваторами и социал-демократами, необходимо иметь людей из обоих лагерей". Программу Вагенкнехт политолог называет "правым пакетом" для тех из Левой партии, кто ранее был недоволен партийным курсом, "слишком сильно ориентированным на "Зелёных", то есть на космополитические интересы хорошо обеспеченного и образованного населения, и слишком мало — на средний и низший классы, которые отвечают за производственную мощь Германии". По мнению Вагенкнехт, "сейчас нужна партия, которая будет поддерживать эти слои общества, — разъясняет эксперт. — Эта партия должна выступать за сильное социальное государство, с одной стороны, и за рестриктивную миграционную политику — с другой. Кроме того, нужно уделять меньше внимания защите климата и меньшинств — всё это, по мнению Вагенкнехт, не интересует общественное большинство".

Гениальный Шрёдер даже использовал для описания деятельности Сары такую идиому: "Мигать левым поворотником, сворачивая направо". Это говорит о полном непонимании цветом современной западной политической мысли идеологических реалий современного мира.

Политолог Торстен Фаас вслед за Шрёдером подчёркивает тот факт, что Сара целенаправленно обращается к тем, кто из-за разочарования политикой коалиционного правительства всё больше выбирает пророссийскую "Альтернативу для Германии". Большинство из них считает, что действующая власть только лишь способствует разжиганию войны на Украине. "Они чувствуют несправедливость, считая, что сейчас нельзя говорить то, что думаешь, и что политика потеряла смысл. "Именно эту неудовлетворённость держит в поле зрения Сара Вагенкнехт", — говорит Фаас. — Именно здесь её будущая партия может быть опасна для АдГ, которая до сих пор контролировала это популистское поле". Задача либералов понятна — столкнуть лбами Сару с "альтернативщиками", но скорее они создадут коалицию, чем столкнутся: электорат Вагенкнехт значительно шире и куда левее "Альтернативы".

Например, Вагенкнехт твёрдо уверена в том, "что экономическая война, развязанная правящей коалицией, не приносит мира Украине, а самой Германии наносит больше вреда, чем России". Она неоднократно призывала федерального канцлера и правящую коалицию отменить санкции против России, пока они не погубили ФРГ. "Заявленная позиция вызвала бурную реакцию среди всех политических сил страны: некоторые буквально аплодировали, а другие выражали резкое недовольство", — отмечает политолог.

Вагенкнехт также высказалась и по событиям на Ближнем Востоке. Der Tagesspiegel пишет, что "политик выступила за отмену наземной операции в секторе Газа и за признание Палестины и Израиля двумя отдельными государствами". Также она добавила, что "Газа уже много лет является тюрьмой под открытым небом". Тем не менее Олаф Шольц по команде из Вашингтона поддержал Тель-Авив в нарастающем конфликте.

То, что немецкие политологи называют "мостами" между правыми и левыми, на самом деле является цельной идеологией. Строго говоря, не существует никакой отдельной левой или правой концепции, потому что в данном случае определяется лишь исключительно привязка к способу производства, в крайнем случае к формам собственности на средства производства. В такой примитивной системе координат полностью игнорируются национальные, этнические, культурологические вопросы, отношения с государством также неочевидно вытекают из чисто экономоцентричных подходов, хотя в значительной степени и соотносятся с ними. Не учитывается главное — формирование ячейки общества, семьи, отношение к вопросам демографии, гендерности, традиционности подходов к отношениям между полами. Без описания всех этих факторов любой набор идей относительно справедливости или несправедливости в управлении и распределении доходов на тех или иных предприятиях при соответствующих формах собственности является неполным. Например, правыми партиями будут считаться те, которые выступают резко против абортов и миграции культурно чуждых элементов, поддерживают консервативные представления о семье как о союзе между мужчиной и женщиной, но при этом выступают за резкое усиление контрольных и организующих функций государства и ограничение вседозволенности корпораций, то есть за принципы, которые, если кто забыл, отстаивала КПСС. При этом так называемым левым вовсе не грех отстаивать свободу предпринимательства и частной собственности на средства производства, лишь бы они выступали за многогендерность, гомосексуальные браки, пропаганду любых форм сексуальной близости с детских лет, приветствовали выходцев из любых стран, а главное, поддерживали бы цитадель демократии — заокеанский ЦК Демократической партии.

Такое деление абсолютно не соответствует реальному идейно-политическому разнообразию, оно поверхностно и, по сути, искусственно поддерживается для того, чтобы морочить голову электорату, слабо разбирающемуся в реальных раскладках на олимпах государственной и надгосударственной власти. К этому надо добавить, что примерно с конца 70-х — начала 80-х годов прошлого века идейные партии начали повсеместно сменяться партиями "нишевыми", формально занимающими некое идеологическое пространство ролевыми образованиями, находящимися на содержании у тех или иных корпораций, интересы которых они и лоббировали. Собственно, пример подали США, в которых в годы господства всеобщего либерализма головного мозга грань между нерадикальными демократами и республиканцами изрядно стёрлась и изначально лоббистская суть Конгресса резко обогнала идеологическое наполнение конкурирующих партий. Сегодня из-за всеобщего кризиса либерального капитализма данная тенденция несколько пошла на спад и идейные смыслы вновь начали нести ненулевое значение.

Поэтому, как мы уже неоднократно писали и говорили, следует исходить из четырёхобразного деления идеологических ниш, занимаемых теми или иными структурами: правые консерваторы, например, немалая часть Республиканской партии США, венгерская "Фидес" Виктора Орбана, польская "Право и Справедливость" Ярослава Качиньского; правые либералы — другая часть Республиканской партии США, большинство правых партий Европы, например, британская Консервативная партия, ХДС, польская "Гражданская платформа" Дональда Туска; левые либералы — это различные европейские социалистические и социал-демократические организации, близкие к Социнтерну (бывшему II Интернационалу), экологические зелёные объединения, например, СДПГ, Лейбористская партия Великобритании, Социалистическая партия Франции. Такой же леволиберальной за последние годы стала и немецкая партия "Левые" (Die Linke), сойдя с позиций левого консерватизма, которых строго придерживалась её предшественница — Социалистическая единая партия Германии (СЕПГ), 40 лет правившая в ГДР и построившая уникальное и единственное в своём роде государство рабочих и крестьян, не имеющее серьёзных "распределительно-дефицитных" проблем, имевшихся в других соцстранах. Надо понимать, что Сара родилась и выросла в ГДР, вступила в конце 80-х в СЕПГ, глубоко изучала философию в Амстердаме и является блестяще образованным диалектиком-марксистом, что в корне отличает её от абсолютного большинства сегодняшних ведущих политиков, независимо от их взглядов.

Сара первая среди западных политиков открыто провозгласила позиции левого консерватизма — четвёртого, наиболее народного и наименее элитарного из присутствующих на сегодняшний день идеологических проектов. В XX столетии, начиная примерно с 1939 года, ведущим мировым левоконсервативным образованием являлась ВКП(б)/КПСС, партия, отстаивавшая принципы левой государственной экономики (до реформ Н.С. Хрущёва — с большим сегментом рынка и свободного предпринимательства) с правоконсервативными подходами к традиционным общественнообразующим устоям: семье, культуре, государству.

В результате горбачёвского идеологического и ельцинского государственного переворотов эта идеология была сметена, но она не исчезла бесследно, как мечтали свободномыслящие спецпредставители просвещённой интеллигенции. Во многом, со своей национальной спецификой, её наследницей стала Коммунистическая партия Китая (КПК), которая, надо сказать, является идеологической наследницей не только лишь КПСС, но и ведущих восточных философских концепций Конфуция, Лао Цзы, легистов и других этноопределяющих историко-философских школ. КПК интегрировала внутри себя всю мудрость многотысячелетнего прошлого Китая, опыт Советского Союза и лучшие компоненты современной западной рыночной экономики.

В России к власти постепенно пришли силы, которые во главе с действующим президентом дрейфуют в сторону левого консерватизма, хотя пока что в целом находятся несколько правее. Но сам факт смены либералов на консерваторов уже говорит о том, что основное идеологическое противостояние завершилось в пользу сил, которые отстаивают первичность, суверенитет, территориальную целостность, цивилизационную идентичность и неповторимый собственный путь нашей страны.

Именно такую партию, ориентирующуюся во внутренней политике на наиболее отодвинутые от принятия любых решений и малообеспеченные по немецким меркам слои населения, их интересы и наиболее насущные потребности, включая присутствие дешёвой энергии в домах, а во внешней политике — обретение полного суверенитета (напомню, Германия с 1945 года является оккупированной страной) и собирается создать Сара Вагенкнехт. Левоконсервативную народную партию, отстаивающую реальные, а не надуманные и высосанные либералами из пальца интересы немецкого народа.

Разумеется, данный проект крайне опасен для США: господство над Германией является краеугольным камнем американской политики в Европе, потерять его означает фактически уйти из Европы, а ни для американских элит, ни для господствующих на Западе финансово-промышленных международных корпораций это пока немыслимо.

Естественно, на этом фоне разразились ожидаемые скандалы. Один из сопредседателей "Левых" Мартин Ширдеван потребовал от Сары Вагенкнехт и последовавших за ней девяти парламентариев сложить депутатские полномочия в связи с её решением основать собственную партию. Ведь в Бундестаг Вагенкнехт прошла не по одномандатному округу, а по партийному списку "Левых", завывал Ширдеван, несколько забывая тот факт, что Вагенкнехт является депутатом с 2009 года, в 2015–2019 годах она была руководителем фракции "Левых" в парламенте и именно благодаря её уму, авторитету и известности "Левые" вообще прошли в парламент. Конечно, "Левые" из-за дрейфа своего руководства в "системную" общезападную провашингтонскую зону находятся в состоянии внутреннего раскола. В бывшей СЕПГ присутствует множество внутренних групп, часто имеющих разные взгляды на принципиальные вопросы. "В то же время вокруг Сары Вагенкнехт сформировался достаточно представительный круг сторонников, — указывает Артём Соколов, научный сотрудник Центра европейских исследований Института международных исследований МГИМО. — Поэтому она решила создать свой проект, чтобы не оглядываться на программные установки "Левых", а также на несогласных с ней членов организации. Кроме того, Вагенкнехт убеждена: являясь третьим по популярности политиком в стране, она сможет привлечь к себе достаточно сторонников".

"На фоне недовольства действиями правительства партия Вагенкнехт, безусловно, найдёт своего избирателя. Однако следует отметить, что на оппозиционном фланге в ФРГ сейчас высокая конкуренция. С новой силой соперничают христианские демократы, "Альтернатива для Германии", а также "Левые", — отмечает эксперт. — Ближайшей целью Вагенкнехт является участие в выборах в Европарламент и в избирательных кампаниях восточных федеральных земель. Там у "Левых" традиционно сильные позиции, а также сложился мощный протестный электорат. За счёт него новая партия хочет достичь первых политических успехов".

Как мы все понимаем, одновременно взвыли дрессированные испытанные соросовские бойцы в СМИ. Издание Bild, как общеизвестно, абсолютно независимое, сразу написало, что "в Германии создаётся новая пропутинская партия". Населению немедленно напомнили, что Die Linke — всего лишь наследница тоталитарной СЕПГ, которая правила в ГДР, а её бывший лидер Вагенкнехт — "московская тёмно-красная Сара", "советско-восточногерманская бетонная социалистка" и "пятая колонна Москвы".

Скептически настроены и отечественные лидеры общественного мнения, что лично для меня несколько странно. "Сара Вагенкнехт — наиболее яркая дама-политик левого политического спектра в Германии. О её перспективах бурно спорят, мнения имеются разные, — пишет в своём телеграм-канале постоянный ведущий Валдайского форума Фёдор Лукьянов, главный редактор журнала "Россия в глобальной политике". — Опросы общественного мнения показывают благоприятную для Вагенкнехт картину, ей сулят до 20% поддержки. Однако не вполне понятно, насколько тут действует эффект новизны и усталости от всего истеблишмента, фиксируемый социологией. Реальный рейтинг может быть заметно ниже".

"Вагенкнехт — весьма колоритная фрау, но есть сомнения в том, что она способна заниматься партийным строительством. По мнению многих комментаторов, политик — типичная индивидуалка-харизматик, способная распугать всех соратников перетягиванием одеяла на себя, — отмечает Фёдор Лукьянов. — Главное направление атаки на новую партию очевидно — путинские марионетки. Насколько сработает — вопрос, поскольку Вагенкнехт как раз и работает на тот электорат, которому надоело задвигание их собственных проблем в долгий ящик под предлогом необходимости сплочения против Москвы".

Тут у меня только такое объяснение: часть нашего правоконсервативного истеблишмента настроена исключительно на поддержку "Альтернативы для Германии" и может считать, что Сара будет отбирать у них голоса. АдГ, конечно, весьма необходимая и сильная структура со своим сложившимся электоратом, и в этом она в чём-то напоминает нашу ЛДПР. Но, друзья мои, эта партия никогда не сможет в одиночку сформировать германское правительство, а на коалицию с ней никто, за исключением, возможно, ХДС/ХСС, да и то в самой безвыходной ситуации, не пойдёт. Никто, за исключением потенциальной фаворитки предстоящих выборов — Сары Вагенкнехт, которая как будто и создана для формирования правящей лево-правой, точнее, левоконсервативной, коалиции. Надо понимать, что АдГ, которую и так, не в последнюю очередь благодаря соросовской пропаганде, давно припечатали как "ультраправую фашистскую группировку", имеет определённые ограничения по электорату, а Сара, левая Сара — практически никаких ограничений не имеет и может, при известном везении, аккумулировать гигантский электоральный потенциал. Особенно на фоне туповатых коллег в лице зелёной феминистки-дипломатши Анналены Бербок и самовлюблённой неврастенички Урсулы фон дер Ляйен.

Кто-то (не помню, кто именно) написал по смыслу примерно следующее: "Она не батутчица с левым дипломом, как Бербок, и не гинеколог без практики, как фон дер Ляйен, а писала диссертацию на тему "Пределы выбора. Спасительные решения и основные потребности в развитых странах". И да — она, как и Меркель, была в гэдээровском комсомоле FDJ". Но Меркель от неё доставалось в Бундестаге больше всех.

Не так давно, кажется, 9 лет назад, возникла та самая партия евроскептиков "Альтернатива для Германии" (многие про это уже забыли). Так вот, она сразу же, с первого захода набрала более 10% голосов немцев, что стало локальным шоком для всей системы — их с тех самых пор пытаются очернить и превратить в отщепенцев и маргиналов. Однако Вагенкнехт не получится засунуть в крайний правый угол с дальнейшим шельмованием в качестве расистки и нацистки, хотя бы уже исходя из её этнического статуса. В крайнем случае её будут обзывать "путинисткой" или, возможно, коммунисткой, левой радикалкой. Но для очень многих в Германии, особенно на Востоке, В.В. Путин гораздо интереснее и надёжнее, чем Олаф Шольц.

Несколько другого мнения придерживается известный сенатор и телеведущий Алексей Пушков: "Сара Вагенкнехт — та самая заметная оппозиционерка в Бундестаге, выступающая обычно в красном платье. Говорит убедительно и страстно. Встречался с ней в Берлине ещё в 2015–2016 годах. Вдумчивая, образованная, со своим взглядом на вещи.

Она не чета роботоподобным депутатам либеральной сборки, особенно подрастающим, сделанным словно на одной фабрике. Опасность её шага состоит в том, что партия "Левые", от которой она была избрана депутатом, прочно сидит в парламенте, всякий раз преодолевая пятипроцентный барьер. Новое, никому не известное движение, пусть даже с ярким и заметным лидером, может так и остаться движением при лидере, но не более того".

"Этот феномен известен во многих странах, например, во Франции, где партия "Вставай, Франция" во главе с известным депутатом Николя Дюпон-Эньяном так и не сумела выйти на заметные роли. Её лидер играет сам по себе, являясь единственным представителем этой политической силы в национальной ассамблее", — добавляет Пушков.

Понимая, что подобные опасения вполне оправданы, тем не менее напоминаю, что помимо Вагенкехт "Левых" покинули ещё девять депутатов, крайне популярных в среде, поддерживающей социализм как основополагающую идеологию граждан. И это только парламентариев, но ведь вместе с ними к Саре ушли и поддерживающие их группы избирателей.

А эти парламентарии мало того что имеют общефедеральную известность, но также выступают за дружественные отношения с Россией. Среди них небезызвестная Севим Дагделен, которую с Сарой Вагенкнехт связывает совместная бурная деятельность в земле Северный Рейн — Вестфалия. В феврале 2022 года перед самым началом событий на Украине Дагделен выступила на демонстрации перед Бранденбургскими воротами в Берлине, которая прошла под девизом "Безопасность для России — это безопасность для нашей страны". На демонстрации напрямую распространялись материалы о том, что Россия "по праву" чувствует "угрозу НАТО". В своей речи Дагделен обвиняла США и НАТО в "разжигании войны". И она не изменила свою позицию.

Остальные бундесдепутаты — сподвижники Вагенкнехт ни в малейшей мере не собираются скрывать своей пророссийской позиции, что сегодня, согласитесь, большая редкость на Западе. Джессика Татти из земли Баден-Вюртемберг категорически отрицает саму возможность победы Украины, осуждает поставки Киеву, считая их выброшенными на ветер деньгами, которые значительно эффективнее было бы вложить в социальные программы. Клаус Эрнст уверен, что без поставок энергии из России невозможно проводить не только социальную политику, но и добиться хотя бы минимальных сдвигов в борьбе с изменением климата. Зампред BSW Али Аль-Дайлами призывает правительство ФРГ к "окончанию войны в Украине путём дипломатической инициативы".

Ярко заявляет о себе ещё один перешедший к Вагенкнехт парламентарий Андрей Хунко — потомок выходцев из Украины. "При этом, — пишет Bild, — он парадоксальным образом известен своей идейной близостью к Кремлю". После начала полномасштабной войны он вместе с Клаусом Эрнстом и Сарой Вагенкнехт выступил с заявлением, в котором "основная вина за создавшуюся ситуацию" возлагается на США. В интервью соросовскому "Радио "Свобода" Хунко назвал "фатальным" отказ правительства ФРГ от дипломатических инициатив для окончания "ужасной" войны. Политик убеждён в важности гуманитарной поддержки и считает, что военным способом "конфликт не может быть урегулирован". По его мнению, это путь к многолетней войне на истощение и новой блоковой конфронтации. "Экономические санкции не ведут к заявленной цели и даже вредят немецкой промышленности больше, чем российской, не внося вклад в окончание конфликта", — утверждает Хунко.

"Партия Вагенкнехт, конечно же, не является пропутинской. Однако ядовитая пресса из-за страха потерять влияние на немецкое общество пытается очернить новообразованную силу ещё в зародыше. Политический мейнстрим ФРГ чувствует в народе ветер перемен, который явно дует не в пользу "Левых" и "Зелёных", — Александр Рар.

"Сара Вагенкнехт говорит то, что думает большинство немцев. Граждане ФРГ стремятся к большей социальной справедливости, к ограничению миграции, они против войны с Россией и недовольны нахождением Германии под сапогом Америки…

Вагенкнехт осознанно пошла на создание партии. Опросы общественного мнения показывают, что её популярность растёт. Многим жителям страны хочется наконец-то проголосовать за настоящую оппозицию. Кроме того, политик вовремя объявила о создании новой силы. Скоро ожидается ряд важных кампаний в землях Восточной Германии, где её особенно чтут, а также выборы в Европарламент", — отмечает эксперт.

Пророссийскость партии Сары является не второстепенным свойством на фоне главных внутренних проблем, как у того же французского "Национального фронта" Марин Ле Пен, а основообразующим контуром всей партии хотя бы потому, что Россия, возобновив трубопроводный экспорт, может в разы снизить цены на газ и, соответственно, на электричество, что коснётся напрямую всех домохозяйств и офисов. И ещё по многим другим причинам.

А вот что касается дел, переходя к ним от слов, тут вообще всё говорит в пользу Сары. "Левые" считаются как бы самыми крутыми пацифистами, поддерживая, повторюсь, при этом поставку оружия на Украину, а демонстрацию "Восстание ради мира" — самую большую общенациональную демонстрацию против участия Германии в украинском конфликте за всё время — собрала именно Сара с полутора сотнями тысяч участников только в Берлине. Соросовские медиа немедленно приклеили ей за это с их точки зрения крайне обидный ярлык "путинистки" и начали к тому же поливать грязью, в том числе резко вдаваясь в вопросы, связанные с личной жизнью.

Незадолго до этого Сара Вагенкнехт и феминистка Алиса Шварцер опубликовали "Манифест мира" про "переговоры и компромиссы" с обеих сторон конфликта на Украине, он не очень приемлем для нас, но категорически отвергнут мейнстримовскими СМИ, там ведь говорилось о территориальных уступках со стороны Украины для того, чтобы предотвратить перерастание конфликта в возможную ядерную войну.

Практически все члены Bundeskabinett, прежде всего, конечно, канцлер Олаф Шольц, вице-канцлер Роберт Хабек и сама Анналена Бербок, подвергли резкой критике и протесты, и манифест, а также, конечно, канцлер Олаф Шольц, вице-канцлер Роберт Хабек и сама Анналена Бербок.

Переметнувшийся в либеральный лагерь наследник Эриха Хонеккера Грегор Гизи резко критикует уход Сары Вагенкнехт и её объявление о создании новой партии. "Трусливо уходить, когда партия находится в экзистенциальном кризисе. Если она собиралась взять на себя управление правительством, прекрасно. Но в этой ситуации?" — рассказал Гизи Der Spiegel.

А кто виноват в провале партии, в том, что она не смогла собрать на последних выборах даже 5% и прошла в Бундестаг лишь благодаря депутатам, избранным по мажоритарной системе в одномандатных округах, и то в основном благодаря той же Саре, самой узнаваемой и уважаемой в стране наследнице СЕПГ? Гизи, в частности, не может объяснить, почему "Левые" вызывают у рабочих, которых они вроде бы призваны защищать, только раздражение. К тому же абсолютному большинству граждан весьма сильно не нравится не только тройной рост коммунальных тарифов, но и тот факт, что их страну фактически оккупировали не только американцы, но и миллионы мигрантов со всего развивающегося мира, что их селят в мелкие города, где и так нет рабочих мест и денег. Им выделяются пособия больше, чем немцам. И на них лежит основная ответственность за рост преступности. Полная безнаказанность для преступников из числа мигрантов и т. д. И люди взяли и проголосовали за "Альтернативу для Германии" в Баварии и Гессене, выведя эту вчера ещё маргинальную структуру на второе место, провалив партии Шольца и Бербок.

Между тем уже очевидно, что партия "Левые" рушится, а почти каждое выступление Вагенкнехт в Бундестаге становится общефедеральным событием, именно поэтому группа коллаборационистов под названием "Die Linke" и ярчайшая медийная звезда на политическом небосклоне Германии несовместимы и должны были рано или поздно расстаться.

Вагенкнехт имеет абсолютно строгое и чёткое понимание, что, зачем и в каком порядке необходимо делать. Для почти трети избирателей Сара символизирует принципиально новое политическое начало в современной Германии.

* СМИ-иноагент

1 февраля 2024
Cообщество
«Посольский приказ»
Cообщество
«Посольский приказ»
8 февраля 2024
Cообщество
«Посольский приказ»
1.0x